Памятник Петру Болбочану: миф об "украинском Наполеоне – освободителе Крыма"

08/10/2020


Украинские власти в рамках преступной политики «декоммунизации» продолжают героизировать различного рода местечковых националистических персонажей, пытаясь их выдать за «величайших деятелей вселенского масштаба», тогда как в действительности такие потуги ничего кроме горькой иронии не вызывают.

4 октября 2020 г. в Киеве открыли памятник Петру Болбочану, послужившему прототипом петлюровского полковника Болботуна в романе Михаила Булгакова «Белая гвардия», ныне объявленного доморощенными фальсификаторами истории «украинским Наполеоном» за участие в «Крымской операции» 1918 г., хотя этот деятель всего лишь воспользовался дезорганизацией большевиков в условиях наступления германо-австрийских войск, после чего позорно был изгнан с полуострова своими немецкими хозяевами.

 

Памятник в украинской столице был открыт напротив кинотеатра «Киевская Русь» на улице Сечевых Стрельцов, где ранее на этом месте стоял бюст первого секретаря Компартии Украины, заместителя председателя правительства СССР, члена Политбюро ЦК ВКП(б) Станислава Косиора, который был демонтирован в 2008 г.

На новосозданном монументе написано: «Петр Болбочан, 05.10.1883 – 28.06.1919. Полковник армии УНР, освободитель Крыма». Однако последний тезис не выдерживает критики в силу очевидных исторических обстоятельств: как известно, 9 февраля 1918 г. в Бресте между Центральной Радой Украинской Народной Республики и странами Четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией) был подписан мирный договор, по условиям которого УНР добровольно отказалась от территориальных претензий на Крым.

После этого, начиная с 18 февраля 1918 г., немецкая армия переходит в наступление и в ходе военной операции «Фаустшлаг» за два месяца занимает территорию Украины, вынуждая большевиков отступить на Восток и в Крым, после чего подписать 3 марта 1918 г. в Бресте крайне невыгодный для себя мирный договор с Германией.

И хотя по условиям Брестского договора Крым должен был остаться в составе Советской России, однако дезорганизацией большевиков решило воспользоваться руководство УНР. 10 апреля 1918 г. по секретному устному приказу военного министра Александра Жуковского на базе Запорожского корпуса (в прошлом - Запорожской дивизии) была сформирована Крымская группа войск армии УНР для захвата полуострова раньше войск кайзеровской Германии с целью свержения Советской власти, установления контроля над полуостровом и захвата базы Черноморского флота в Севастополе.

При этом специально созданную группу войск возглавил правый националист, член Украинской партии социалистов-самостийников П. Болбочан, получивший во время службы в Запорожской дивизии в статусе командира 2-го Запорожского пешего полка богатый опыт сотрудничества с немцами: дивизия находилась в авангарде продвижения германских оккупационных войск, наступая вдоль основных железнодорожных путей и не давая советским войскам возможности организовать ни отступление, ни эффективную оборону.

Аналогичную тактику П. Болбочан также использовал в ходе «освободительного похода» в Крым. 18 апреля 1918 г. полковник УНР вторгся на территорию Таврической советской социалистической республики, причем вместо штурма Сиваша его бронепоезда просто проследовали по путям, пользуясь фактическим отсутствием обороны красных, после чего 22 апреля 1918 г. его войска захватили Джанкой, а 24 апреля 1918 г. - Симферополь.

Но одновременно 18 апреля 1918 г. вторжение на полуостров начала и кайзеровская Германия, решившая, по выражению председателя Совета Народных Комиссаров Владимира Ленина, «мимоходом слопать» Крым. В качестве формального предлога для вторжения послужил тот факт, что сухопутные отряды, состоящие из матросов Черноморского флота, дали вооруженный отпор продвигающимся по Украине германо-австрийским войскам.

В этой связи 22 апреля 1918 г. нарком иностранных дел Советской России Георгий Чичерин направил ноту протеста германскому правительству, в которой отмечалось: «Продвижение в Крым является существенным нарушением Брестского мира, так как является вторжением в пределы Советской Республики. Вторжение угрожает нашему Черноморскому флоту, что может повести к столкновениям, вызываемым интересами самосохранения флота».

Однако в ответ посол Германии в Москве граф Вильгельм фон Мирбах Мирбах воспроизвел пропагандистскую трескотню о «вынужденной самообороне», отказавшись удовлетворять требование советского руководства: как заявил немецкий дипломат, «Императорское правительство считает себя вынужденным, ввиду нападения флота из Севастополя против Херсона и Николаева, продвинуть туда войска и занять Севастополь».

Вместе с тем уже 26 апреля 1918 г. Крымская группа войск армии УНР была окружена под Симферополем 15-й немецкой дивизией по приказу генерала Роберта фон Коша, после чего полковнику П. Болбочану был предъявлен ультиматум: немедленно сложить оружие, оставить все военное имущество и покинуть территорию Крыма под охраной немецкого конвоя на правах интернированных, распустив при этом созданные во время Крымского похода добровольческие отряды.

Как заявил немецкий генерал, по условиям Брестского мира Крым не принадлежит к территории УНР, и поэтому нет никаких оснований для пребывания здесь украинских войск. На попытки П. Болбочана опротестовать такое решение, ему было заявлено, что Министерство военных дел УНР на запросы немецкого командования отвечает, что «абсолютно ничего не знает про такую группу и никаких заданий для операций в Крыму не давало; украинское правительство считает Крым самостоятельным государством».

В результате, 27 апреля 1918 г. министр военных дел УНР А. Жуковский в присутствии генерала Р. фон Коша по телефону отдал приказ о немедленном отходе Запорожской дивизии из Крыма, при этом немецкому генералу было сказано, что предыдущее заявление правительства УНР, в котором утверждалось, что в Крыму нет украинских военных подразделений, «было просто недоразумением».

Столь бесславно и закончился военный поход «освободителя Крыма», которому так и не удалось силовым способом привести полуостров в подчинение киевской власти, что было заявлено главной целью данной операции. Следует также отметить, что столь же бесславно закончились попытки «украинизировать» Черноморский флот: 29 апреля 1918 г. командующий Черноморским флотом адмирал Михаил Саблин принял решение передать корабли Центральной Раде УНР в надежде на то, что, узнав о переходе флота к своей союзнице, немцы не будут вступать в Севастополь.

Однако в тот же день немцы инспирировали госпереворот в оккупированном Киеве, свергнув Центральную Раду и приведя к власти своего ставленника Павла Скоропадского, принявшего титул «Его Светлость Ясновельможный Пан Гетман Всея Украины», который упразднил УНР и провозгласил создание Украинской державы. Поскольку же сам адресат обращения попросту исчез с политической арены буквально за день, то уже 30 апреля 1918 г. адмирал М. Саблин по согласованию с большевиками начал выводить Черноморский флот в Новороссийск под Андреевскими флагами (по другим данным – под красными знаменами).

При этом в Севастополе остались крейсера «Кагул», «Память Меркурия», «Прут» и все устаревшие линейные корабли (2 и 3 бригады линейных кораблей - 7 додредноутов), миноносцы и подводная бригада, причем на некоторых подводных лодках большевики вывели из строя двигатели и механизмы, командование над которыми принял адмирал Михаил Остроградский.

1 мая 1918 г. город полностью заняли немцы, объявившие Черноморский флот собственностью Германской империи. В бухте Севастополя на рейде стали два немецких линкора, под жерлами пушек М. Остроградский отдал по флоту приказ - спустить украинские флаги, в результате чего новоявленный «флот УНР» просуществовал всего лишь два дня, а затем без боя сдался в плен своим немецким хозяевам.

Совсем иначе сложилась судьба эвакуированных кораблей: после захвата Севастополя, немцы потребовали от большевиков вернуть флот, считая его своей собственностью, однако советское руководство справедливо рассудило, что передавать боеспособные военные суда потенциальному противнику попросту недопустимо.

В этих условиях, при наличии формального приказа о переводе флота из Новороссийска в Севастополь для передачи немецкому командованию, председатель Совнаркома В. Ленин подписал 6 июня 1918 г. секретный приказ, которым было определено: «ввиду безвыходности положения, доказанной высшими военными авторитетами, флот уничтожить немедленно».

18 июня 1918 г. в Цемесской бухте около Новороссийска произошло трагическое событие, вошедшее в историю как «Черноморская Цусима». В этот день было затоплено 14 военных кораблей. Помимо этого также были затоплены миноносец «Громкий» (17 июня 1918 г.) и миноносец «Керчь» (19 июня 1918 г. в Туапсе).

В память об этих событиях в 1933 г. украинский советский писатель Александр Корнейчук написал знаменитую драму «Гибель эскадры». В 1980 г. на 12-м километре Сухумского шоссе Новороссийска был открыт Памятник морякам революции. На дальней от моря стороне дороги возвышается 12-метровый гранитный монумент коленопреклоненного матроса. На стороне моря находятся куб с благодарственным текстом и флаговым сигналом «Погибаю, но не сдаюсь!» внутри, а также указатели кораблей с направлением и расстоянием до мест их затопления с точностью до сотой доли мили.

В то же время некоторые корабли в нарушение приказа вернулись в оккупированный немцами Севастополь: когда эскадрилья противников затопления во главе с линкором «Воля», в состав которой также входили семь эсминцев, посыльная яхта «Креста» и гидрокрейсер «Император Траян», выстроились на рейд обратно в город, то на передней мачте «Керчи» взвился сигнал: «Судам, идущим в Севастополь: позор изменникам России!». Немцы объявили вернувшиеся корабельные команды военнопленными, выставили близ кораблей своих часовых и подняли на них кайзеровские военно-морские флаги, при этом оставив в живых членов экипажей.

Судьба же изгнанного немецкими оккупантами из Крыма новоявленного «украинского Наполеона» оказалась трагической. 28 июня 1919 г. он был расстрелян по приговору военно-полевого суда по обвинению в сдаче без боя большевикам Харькова и Полтавы, измене, казнокрадстве, участии в антиправительственном заговоре с Николаем Михновским и Евгением Коновальцем (идеологами украинского фашизма) и даже намерении перейти на сторону белогвардейской Добровольческой армии.

Ожидая расстрела, П. Болбачан начал писать различные письма, в которых чувствовалось, что у него уже не все в порядке с его психическим здоровьем. Даже если бы он остался жив, то уже был бы ни на что не способным. Об этом сообщил в фильме «Петр Болбочан» проекта «Историческая правда с Вахтангом Кипиани» на телеканале ZIK директор Музея истории революции 1917-1921 гг. Александр Кучерук. Тем не менее, приговор был приведен в исполнение на станции Балин возле Каменец-Подольского, где он и был похоронен. На момент казни ему было 35 лет.

По сути, П. Болбочан стал жертвой классической «грызни националистических пауков в банке»: принято считать, что военно-полевой суд выполнил политический заказ главы Директории УНР, кровавого погромщика Симона Петлюры, видевшего в диктаторских амбициях полковника угрозу собственной власти, которую он и устранил при помощи «карманного правосудия». Тем более что т.н. «освободитель Крыма» действительно участвовал в антиправительственном заговоре, безуспешно попытавшись возглавить Запорожский корпус, самовольно отстранив от командования корпусом Владимира Сальского с целью последующего насильственного свержения петлюровского правительства, объявленного «правительством марксистских изменников», за что и был арестован по приказу главы Директории УНР и приговорен к смертной казни.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО






 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: natalia-vitrenko@ukr.net. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95