"Пэрэмога" в суде ООН: Киев юридически опроверг собственное мифотворчество

21/04/2017


19 апреля 2017 г. майданные власти с размахом отпраздновали очередную «пэрэмогу» новоявленной «древнеукраинской нации» над «клятыми москалями» в связи с промежуточным решением Международного суда ООН по иску Украины к России, который частично удовлетворил требования Киева в части нарушения Москвой конвенции по расовой дискриминации в Крыму, но полностью отверг его обвинения в адрес Москвы в части нарушения конвенции по финансированию терроризма на Донбассе.

И хотя президент Петр Порошенко назвал это решение «многообещающим», а представитель Украины в международной судебной инстанции, заместитель главы МИД Елена Зеркаль и вовсе окрестила его «действительной победой», на самом деле данный процесс стал заведомо провальным для правящего режима, поскольку в своем иске Киев изначально отказался от претензий к Москве за «оккупацию» Крыма и части Донбасса, чем признал юридически неправомочными мифы собственной пропаганды, которыми он неизменно кормит население с момента захвата власти в ходе госпереворота 2014 г.

 

Украина подала иск в Международный суд ООН в Гааге 16 января 2017 г., потребовав применения предупредительных мер против ответчика в форме предписания воздержаться от каких-либо действий в отношении истца до окончания судебного процесса, после чего 6 марта 2017 г. суд начал слушания по делу.

Как говорилось в Комментарии МИД Украины в связи с началом слушаний в международной судебной инстанции, соответствующий иск был подан «с целью привлечения Российской Федерации к ответственности за поддержку терроризма на востоке Украины и за дискриминацию этнических украинцев и крымских татар в оккупированном Крыму».

При этом 11 марта 2017 г. в интервью изданию «Зеркало недели» представитель Украины в Международном суде ООН, заместитель главы МИД Е. Зеркаль сообщила, что Киев изначально отказался от обвинений в адрес России в «оккупации» Крыма и части Донбасса якобы во избежание обвинений в политизации судебного процесса.

«На самом деле мы не хотим, чтобы Украину обвинили в манипуляции судом и политизации судебного процесса. Это Россия пытается представить процесс как политический. Дескать, Украина подала в суд, чтобы заменить другие форматы поиска решения конфликта», – сказала она.

«Поэтому мы решили действовать в надежных юридических рамках, установленных двумя конвенциями, по которым мы инициировали это дело против России. Для нас важно получить результат, а не похвальную оценку Facebook-сообщества. Поэтому мы сознательно не ставим перед судом вопросы оккупации украинской территории, территориальной принадлежности Крыма, наличия или отсутствия российских войск в Донбассе», – добавила Е. Зеркаль.

 

Таким образом, в МИД Украины признали, что майданный режим попросту не в силах юридически обосновать правомочность собственных пропагандистских тезисов о «российской оккупации» Крыма и части Донбасса, подтвердив тот факт, что они годятся только для внутреннего применения, по этой причине ограничившись подачей иска о нарушении Россией международных конвенций о ликвидации всех форм расовой дискриминации в Крыму и о борьбе с финансированием терроризма на Донбассе.

 

В результате, при вынесении промежуточного решения по судебному спору, Международный суд ООН частично удовлетворил исковые требования Украины в части соблюдения Конвенции о ликвидации расовой дискриминации: суд призвал Россию воздержаться от ограничений в отношении крымских татар на представительство своих интересов, включая возобновление деятельности т.н. «Меджлиса крымско-татарского народа», а также обеспечить возможность использования украинского языка в образовательной системе Крыма.

Как известно, 26 апреля 2016 г. Верховный суд Крыма по иску органов прокуратуры признал «Меджлис крымско-татарского народа» экстремистским общественным объединением и запретил его деятельность на территории России.

29 сентября 2016 г. Верховный суд России окончательно признал законным запрет деятельности «Меджлиса», отклонив апелляционную жалобу представителей данной структуры, которая является не зарегистрированной в России организацией, претендующей на статус представительного органа крымских татар.

Что же касается языкового вопроса, то ч. 1 ст. 10 Конституции Республики Крым, принятой 11 апреля 2014 г., четко законодательно определено: «Государственными языками Республики Крым являются русский, украинский и крымско-татарский языки».

Следовательно, в ходе судебного процесса российская сторона будет настаивать на правомочности запрета «Меджлиса» как экстремистской организации и неправомочности обвинений о притеснении украинского языка как государственного языка в Республике Крым.

Но даже если в окончательном вердикте по делу суд продублирует свое промежуточное решение в этой части, то на практике это будет означать следующее: «Меджлису» придется пройти процедуру легализации в российских государственных органах, отказавшись от собственных идеологических установок экстремистского толка, в то время как крымским чиновникам – более тщательно следить за выполнением конституционной нормы о государственном статусе украинского языка.

 

Каким именно образом это будет способствовать «возвращению исконно украинского Крыма в состав как никогда единой при мудром майданном правлении Нэньки» - известно лишь составителям иска, которые фактически признали российский статус Крыма, после чего для замыливания глаз своим скачущим «побратимам» принялись рядиться в тогу защитников проживающих на полуострове украинцев и крымских татар, якобы «угнетаемых» местными властями.

 

Но если по Крыму майданные власти могут праздновать хоть какую-то «пэрэмогу», то по Донбассу их «спиткала» самая настоящая «зрада»: Международный суд ООН постановил, что Украина не предоставила достаточно доказательств о финансировании Россией терроризма, которые были бы существенной базой для применения временных мер относительно прав, которые нарушаются на основе Конвенции по борьбе с финансированием терроризма.

При этом суд призвал Киев и Москву выполнить Минские договоренности, напомнив участникам процесса, что Совет Безопасности ООН в своей резолюции N2202 от 17 февраля 2015 г. одобрил Комплекс мер по выполнению Минских соглашений, подписанный 12 февраля 2015 г. представителями ОБСЕ, Украины, России и отдельных районов Донецкой и Луганской области и одобренный президентами Украины, России, Франции и канцлером Германии.

Тем самым суд отказался: во-первых, признавать самопровозглашенные Донецкую и Луганскую народные республики «террористическими организациями», как их неизменно именует майданная пропаганда, во-вторых, объявлять Россию «спонсором терроризма», поскольку раз нет террористов, то нет их финансистов, в-третьих, обязал Киев неукоснительно выполнять Минские соглашения, ведь именно Верховная Рада должна заниматься имплементацией политической части достигнутых договоренностей.

 

Вырисовывается совершенно неприглядная для майданных пропагандистов картина: киевские власти, юридические закрепив в Постановлении ВР «О признании отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями» N254-VIII от 17 марта 2015 г. тезис о существовании «российских оккупационных войск» и ежедневно сокрушая в информпространстве несметные полчища «бурятских бронетанковых водолазов», изначально отказались предоставлять в судебном процессе доказательства пресловутой «российской агрессии» на Донбассе.

 

Вместо этого прошедшие сквозь горнило «люстрации» и доказавшие свою «расовую чистоту» майданные юристы попытались навесить на российскую сторону ярлык «спонсора терроризма», обвинив Москву в военной поддержке мятежных республик, однако так и не смогли юридически обосновать правомочность даже этих обвинений, в результате чего суд фактически квалифицировал кровавые события на Донбассе как внутренний гражданский конфликт, сторонами которого являются Киев, Донецк и Луганск, как это и определено Минскими соглашениями.

По этой причине Департамент информации и печати МИД России в своем Комментарии в связи с решением Международного суда ООН выразил удовлетворение тем, что суд без голосования признал, что претензии Украины по Международной конвенции по борьбе с финансированием терроризма безосновательны и, соответственно, условия для введения временных мер отсутствуют.

Как отмечается в Комментарии, суд также призвал стороны разбирательства работать над полным выполнением Минских договоренностей, признав при этом, что эти договоренности были одобрены и подписаны, в частности, представителями Донецка и Луганска – факт, который пытается отрицать Украина.

Важно, что суд занял принципиальную позицию и не поддержал заявления Украины о якобы имеющей место «агрессии», «оккупации», или о статусе Крыма как не относящиеся к сути разбирательства, заключили в российском внешнеполитическом ведомстве.

В общем, в рамках судебного процесса действующие власти, по сути, признали российский статус Крыма и гражданскую войну на Донбассе, но при этом объявили собственную правовую позицию «пэрэмогой» над «российскими оккупантами», «донбасскими террористами» и прочими «недочеловеками», которым попросту не дано постичь столь «хитрый план» представителей правящего режима.

В этом отношении «лучшие умы 140-тысячелетней нации» выступили в роли последователей знаменитого киевского проходимца Свирида Петровича Голохвастова из советской кинокомедии «За двумя зайцами», снятой по одноименной пьесе Михаила Старицкого, в свою очередь представляющей собой переработку комедии Ивана Нечуя-Левицкого «На Кожемяках», демонстрировавшего свою «ученость» семейству Серков не менее хитромудрым способом.

«Когда человек не такой, как вообще, потому один такой, а другой такой, и ум у него не для танцевания, а для устройства себя, для развязки свого существования, для сведения обхождения, и когда такой человек, ежели он вченый, поднимется умом своим за тучи и там умом своим становится еще выше Лаврской колокольни, и когда он студова глянет вниз, на людей, так они ему покажутся такие махонькие-махонькие, все равно как мыши... пардон, как крисы... Потому что это же Человек! А тот, который он, это он, он тоже человек, невченый, но... зачем же?! Это ж ведь очень и очень! Да! Да! Но нет!», - высокопарно вещал идейный вдохновитель нынешних майданных чиновников.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО


Распечатать статью



 







индекс 01001, г. Киев ул. Крещатик 42-А, офис 13, телефон/факс 483-32-57
Электронная почта: n-vitrenko@yandex.ru. Мобильный телефон: +380676919398
Пресс-cлужба ПСПУ
Электронная почта: press@vitrenko.org, pspu-post@ukr.net телефон/факс (044) 489-58-95